?

Log in

No account? Create an account

1867 год. К нашим спорам

  Очень меня возмущало в моем муже то, что он, в своих спорах со мной, не признавал в женщинах моего поколения какую-либо выдержанность характера, какое-нибудь упорное и продолжительное стремление к достижению намеченной цели. Например, он один раз говорил мне:
  - Возьми такую простую вещь, - ну, что бы такое назвать? да хоть собирание почтовых марок, - мы как раз проходили мимо магазина, в витрине которого красовалась целая коллекция. - Если этим займется мужчина систематически, он будет собирать, хранить, и если не отдаст этому занятию слишком большого времени, если и охладеет к собиранию, то все-таки не бросит его, а сохранит на долгое время, а может быть, и до конца своей жизни, как воспоминание об увлечениях молодости. А женщина? Она загорится желанием собирать марки, купит роскошный альбом, надоест всем родным и знакомым, выпрашивая марки, затратит на покупку их массу денег, а затем желание в ней уляжется, роскошнный альбом будет валяться на всех этажерках и в заключение будет выброшен как надоевшая, никуда не годная вещь. Так и во всем, в пустом и серьезном - везде малая выдержка: сначала пламенное стремление и никогда - долгое и упорное напряжение сил для того, чтобы достигнуть прочных результатов намеченной работы.
  Этот спор меня почему-то раззадорил, и я объявила мужу, что на своем личном примере докажу ему, что женщина годами может преследовать привлекшуу ее внимание идею. "А так как в настоящую минуту, - говорила я, - никакой большой цели я пред собою не вижу, то начну хоть с пустого занятия, только что тобою указанного, и с сегодняшнего дня стану собирать марки". Сказано - сделано. Я затащила Федора Михайловича в первый попавшийся магазин письменных принадлежностей и купила ("на свои деньги") дешевенький альбом для наклеивания марок. Дома я тотчас слепила марки с полученных трех-четырех писем из России и тем положила начало коллекции. Наша хозяйка, узнав о моем намерении, порылась между письмами и дала мне несколько старинных Турн-Таксис (Turn-Taxis) и Саксонского королевства. Так началось мое собирание почтовых марок, и оно продолжается уже сорок девять лет. Конечно, я никогда не делала никаких усилий для их коллекционирования, я только копила их, и в настоящее время у меня (пропуск в рукописи) штук, из которых некоторые представляют редкости. Могу дать слово, что ни одна из марок не куплена на деньги, а или получена мною на письме, или мне подарена. Эту слабость близкие все мои знают, и дочь моя, например, присылает мне письма с марками разной ценности.
  Время от времени я хвалилась пред мужем количеством прибавлявшихся марок, и он иногда подсмеивался над этою моею слабостью.

Анна Достоевская "Воспоминания"


Мой хозяин собирался показывать меня во всех городах, лежавших на нашем пути; кроме того, он удалялся иногда на пятьдесят и даже на сто миль в сторону от дороги, в какую-нибудь деревню или к какому-нибудь знатному лицу, если рассчитывал заработать деньги. Мы делали в день не больше ста сорока или ста шестидесяти миль, потому что Глюмдальклич, заботясь обо мне, жаловалась, что она устает от верховой езды. По моему желанию она часто вынимала меня ил ящика, чтобы дать подышать свежим воздухом и показать окрестности, но всегда крепко держала меня за помочи. Мы переправились через пять или шесть рек, в несколько раз шире и глубже Нила или Ганга, и едва ли нам встретился хоть один такой маленький ручеек, как Темза у Лондонского моста. Мы были в пути десять недель, и в течение этого времени меня показывали в восемнадцати больших городах, не считая множества деревень и частных домов.

Джонатан Свифт "Путешествия Лемюэля Гулливера"